Полет Шмелева

08.03.2017

Трудно сказать, насколько нашему новому кинематографу удаются блокбастеры, хоррор, картины-катастрофы… Но вот что точно получается — так это — романтические комедии. Достаточно вспомнить «Призрак» и «Любовь с акцентом», «Хороший мальчик» и «О чем говорят мужчины». Сейчас этот список пополнился еще одной картиной — «Любовь с ограничениями» — она выходит в прокат 9 марта. А поскольку сделана еще и при участии канала НТВ, на котором позднее будет продемонстрирована, то можно говорить о том, что получилось хорошее кино на грани телевизионного и прокатного, причем пропорции соблюдены в должной мере.

Те, кто прочел, что этот фильм о людях с ограниченными возможностями, и идет на него как на выступление паралимпийской сборной на Олимпиаде, изначально настроен не совсем верно. Потому что фильм-то как раз больше о физически здоровых людях. И уж чего в нем точно нет, так это давления на жалость и сочувствие, и ненужной слезливости. Все это заменено хорошим чувством юмора и иронии над предлагаемыми обстоятельствами.

Михаил Шмелев — главный герой картины — не может найти работу. Фраза «Мы вам перезвоним», которую произносят в конце собеседований, стала для него постоянным кошмаром. Но тут он услышал о законе (а такой действительно у нас существует), согласно которому два процента людей с ограниченными возможностями — это необходимая квота для работодателей, и ее нужно придерживаться. И план созрел… Осталось раздобыть инвалидную коляску и справку. А тогда уже будет открыта дорога в крупнейшую корпорацию «Газнаш» — по образованию герой, роль которого исполняет Павел Прилучный — юрист. То, что реальный «Газпром» позволяет телеканалам, находящимся в его медиахолдинге, иронизировать над собой в фильмах и сериалах — хороший знак. Так, на канале ТНТ успешно идет сериал «Адаптация», рассказывающий об американском шпионе в «Газпроме». А в «Любви с ограничениями» фигурирует «Газнаш» — как пример гигантской структуры, сотрудники которой сталкиваются с простыми житейскими проблемами.

Часть музыкального решения картины — знаменитый «Полет шмеля» Римского-Корсакова. В сочетании с видеорядом, когда здоровый человек пытается двигаться на коляске, смотрится очень забавно. По нашим дорогам, в частности, по плитке, человек со здоровыми ногами не очень-то способен передвигаться. Что уж говорить о колясочниках? Обязали сделать пандусы и накладки на лестницы для колясок — так они размерам не соответствуют — попробуйте поднимитесь. Лифты на вокзалах, транспортных узлах, в аэропортах переполнены теми, у кого на «колесах» огромный багаж. С коляской не въедешь. В фильме одну из главных ролей второго плана играет человек, который действительно относится к тем, про кого говорят «с ограниченными возможностями». До последнего я, как зритель, была уверена, что — сейчас к нам, журналистам, он выйдет после фильма и перестанет играть. Оказалось, Сергеич, он же Сергей Кутергин, и не перевоплощался. Он и в жизни такой, более того, довольно успешно в ней адаптирован. Звезда «Камеди клаба». В картине есть момент, когда он просто танцует в клубе, а главный герой, обеспокоенный, кричит ему: «У тебя приступ?» Актеры сказали, что эта сцена для них одна из ключевых в фильме. Она действительно смешная. Но на самом деле главная сцена в фильме — это когда человек на коляске ведет диалог с сотрудницей метро. Коляска — понятное дело — через турникет не проходит. А как проехать? И тут ему объясняется, что таким, как он, без сопровождения не положено, и вообще дома надо сидеть.

И сцена эта никого не удивляет. Увы — мы привыкли к таким, как и к тому, что почти не видим на улицах и в общественных местах этих людей. Они действительно чаще всего предпочитают сидеть дома. Когда Миша с друзьями приходят в клуб, а их не пускают, чтобы не раздражали обычных клиентов — как тут не вспомнить инцидент с сестрой Натальи Водяновой, которую владелец кафе выгонял из заведения, чтобы не смущала остальных посетителей? И это только один случай, который оказался на виду и в центре внимания. А сколько их таких!

В фильме в том же клубе есть, пожалуй, одна из самых эмоциональных сцен фильма — танец влюбленных на колясках. Признаться я думала, что выполняют его дублеры. Театре наций регулярно проводит концерты программы «Жизнь в движении», и на колясках там танцуют так, что некоторым и на своих двоих такое не под силу. Но оказалось, артисты для фильма разучили его сами. По словам Анны Старшенбаум — исполнительницы главной женской роли девушки Марины, прикованной к коляске — стерли руки до крови, пытаясь управлять колясками. И только на третий день догадались надеть перчатки.

В фильме есть лозунг «Каждый может почувствовать себя инвалидом» — его используют в клубе людей с ограниченными возможностями. Но не нужно, еще до похода в кинотеатры, представлять себе, что вам будет передано это чувство. Наоборот — и об этом говорится в картине, этот лозунг — неправильный, потому что мы еще и потому люди, поскольку переходим отведенные нам границы — каждый свои. И пример тому — еще один полет Шмелева. Какой? Негоже пересказывать финал. Увидите сами — в кинотеатрах или по ТВ.

Павел Прилучный: Мы не играли в поддавки

Главную роль в фильме «Любовь с ограничениями» сыграл актер Павел Прилучный. Обозреватель «РГ» поговорила с ним о том, что ощущает человек, который не может передвигаться самостоятельно.

Павел, в фильме есть момент, когда вам — человеку, который притворяется инвалидом, тот, кто на самом деле ограничен в возможностях (эту роль играет Алексей Воробьев — прим. «РГ»), говорит при рукопожатии, мол, у вас рука слабая для «колясочника». Между тем, у вас такие мускулы…

Павел Прилучный: У «колясочников» руки работают на полную катушку. Мне кажется, любой из них соревнования по армрестлингу выиграет на раз. У них ладонь развита — постоянно приходится крутить колеса. То же самое, если 24 часа в сутки выжимаешь эспандер. Но это, кстати, очень узнаваемая фраза среди «колясочников»: «Что-то рука у тебя слабая». У них мы ее и позаимствовали.

У меня была идея начать наше интервью с поединка по армрестлингу, но вы бы все равно сразу же победили. Я видела вас в разных сериалах — «Закрытая школа», «На игре», «Квест», «Мажор». Работа в фильме «Любовь с ограничениями» — это для вас новый шаг в карьере?

Павел Прилучный: Можно и так сказать. Потому что это — мой первый полнометражный фильм в комедийном жанре. До этого продюсеры и режиссеры видели во мне героя или героя-любовника. А сейчас Тимур Вайнштейн поверил в мою комедийность — за что ему большое спасибо. Надеюсь, история удалась.

Думаю, что отзывы о фильме будут хорошие, именно потому что это — комедия. И да — хотя ваши предыдущие роли более брутальные, но и тут, образно говоря, вы — не клоун.

Павел Прилучный: Комедию нельзя играть по-клоунски, потому что тогда будет не смешно. Я снимался в еще одном проекте продюсера Тимура Вайнштейна — совершенно непохожая на эту история — фильм «Форс-мажор». Также комедия и тоже выйдет на НТВ. Мне больше нравятся комедии: есть куда деть свой сарказм — поэтому жанр мне близок.

Как вам работалось с людьми с ограниченными возможностями? Например, Сергеич. Как играть, когда у тебя такой партнер — вы пытаетесь ему дать фору, уступить?

Павел Прилучный: Сергеич настолько профессиональный человек — с ним одно удовольствие работать. Искренней партнера не придумаешь. Как он подходит, слушает, отыгрывает с самоиронией какие-то вещи — он очень крутой. Даже когда он делает паузы и подбирает слова, то озвучивает такие смешные вещи!

В сценах с коляской у вас были дублеры? Я была уверена, что вас с Анной Старшенбаум дублируют паралимпийские чемпионы по спортивным танцам в сцене, когда вы исполняете танец на колясках.

Павел Прилучный: У меня не было на этом проекте ни одного дублера. И мы с Анной в этой сцене все делали сами. Несколько раз репетировали, специально встречались. Мы очень ответственно с ней подходили к этой истории — потому что на данную тему очень непросто снимать. Так, чтобы это не было неуважительным плевком в душу или некоей жалостью. Здесь нужно найти золотую середину. И в таком остром жанре, как комедия, мы буквально, ходили по лезвию ножа. Но когда мы показали фильм в реабилитационном центре — все смеялись, всем нравилось. И тогда мы поняли, что попадание случилось! И то, что мы готовились и ответственно подходили к этому проекту, — все не зазря.

Как вы ездили с прибитыми к коляске ботинками, поднимались на ней на неудобный пандус, застревали в уличной плитке?

Павел Прилучный: Мы с Аней в какой-то момент, чтобы понимать, как «колясочники» существуют в нашем мире, и, в особенности — в Москве, решили попробовать проехать по центру на колясках от метро Цветной бульвар по парку и обратно. Двух-трехчасовая прогулка. Я вам скажу — это практически невозможно без помощников. Каждый поребрик, каждая возвышенность — это событие. Потому что с ним требуется как-то бороться, и его нужно перескакивать. Каждая дырка на плитке — это сотрясение. Особенно, если недорогая коляска. А недорогая — это от 15-20 тысяч рублей — месячная зарплата среднестатистического человека. А дорогая — на такие коляски цены свыше миллиона. И как человеку с проблемами опорно-двигательного аппарата заработать на эту коляску, я себе даже не представляю.

В фильме Алексей Воробьев играет такого упакованного, у которого и скутер специальный, и коляска удобная, и спортом он занимается.

Павел Прилучный: Да, его герою повезло с родителями. Они ему помогают. А многим ждать помощи неоткуда, и они выживают сами.

А вы становились на ноги или честно проехали?

Павел Прилучный: Отвечу как есть — мы старались по максимуму, но в какие то моменты, чтобы не встать на ноги и не пройти, было невозможно. Я уже не говорю о метро! Как в него заехать на коляске — непонятно.

У вас были консультанты — ребята с ограниченными возможностями?

Павел Прилучный: Конечно. Нас постоянно окружали люди из реабилитационного центра, с которым мы работали. И каждый день на площадке у нас были «колясочники», поскольку все время снимались сцены с ними. И еще были два консультанта — мы все время спрашивали у них, как сделать поворот, как проехать и так далее. Это очень честный фильм. Мы не играли в поддавки. Вот эта история с прикрученными ботинками — правда: физически невозможно добраться от работы до дома, если ты на коляске.

А с парашютом — вы прыгаете без дублера?

Павел Прилучный: Да, мы. На графике, но все равно — сами.

А в реальной жизни вы с парашютом прыгали?

Павел Прилучный: Да, конечно, у меня четыре прыжка.

Вы смотрели фильм «Один плюс один» — один из лучших в мире о людях, чьи возможности ограничены?

Павел Прилучный: Три раза! Это — один из моих любимых фильмов. Первый раз я смотрел, когда он только вышел. Другой раз мы пришли в гости, и — «зависли»: нашли для себя какие-то новые нюансы. А третий раз я переключал каналы по телевизору и тоже «залип», находил для себя все новое. И если вам вдруг захочется пересмотреть «Любовь с ограничениями», у вас также будет много находок — мелочей, деталей, которые мы придумали с режиссерами и другими артистами. Потому что очень хороший актерский состав и очень адекватные люди собрались: мы не только слушали режиссера Дмитрия Тюрина, но и каждый раз сами что-то привносили. Наш автор сценария Денис Каймаков написал так, что было интересно не только играть, но и потом смотреть. Это я так говорю, потому что сам видел фильм. Когда мы его показали в реабилитационном центре, женщина, у которой с детства проблемы с ногами, сказала нам, что это лучший фильм в России на эту тему, из тех которые она видела в последнее время. И мнение от такого человека, который знаком со всем не понаслышке, для нас очень важно.

Абсолютно с ней согласна. Недавно обьявили о том, что будет сниматься новый — третий — сезон сериала «Мажор», где вы играете главную роль. Также вы с Александром Цекало делаете фильм «Килиманджара», и вы мне еще начали рассказывать о проекте Тимура Вайнштейна…

Павел Прилучный: Очень смешная история которую тоже написал Денис Каймаков, «Форс-мажор». Если в фильме «Любовь с ограничениями» нужно было сохранять равновесие, чтобы не нарушить границы, не скатиться в пошлость и в какой-то другой жанр — сделать и смешно, и проникновенно, то здесь Денис «оторвался» по полной. Мы опять играем друзей в паре с Ильей Глинниковым — это наш второй дуэт. Но совершенно другие образы. У меня усатый «задрот» — 30-летний девственник, который учится на врача и никак не может сдать курсовую, потому что боится крови. А Илья — оторвыш. С нами играют старший и младший Ильины. Михаил Тарабукин, которого зрители знают по фильму «Кухня»… Много хороших артистов, и с первого дня, когда все только читали сценарий, то смеялись в голос. Надеюсь, что фильм будет еще в несколько раз смешнее. Потому что хорошая комедия — это не юмор ниже пояса, а возвращение в «Операцию Ы и другие приключения Шурика» и другие любимые фильмы. Эта картина должна выйти в течение ближайших месяцев. Фильм «Килиманжара» — тоже. 10 апреля стартует проект с рабочим названием «Янтарный тигр». Его делает компания Игоря Толстунова, режиссер — Марк Горобец. Это — сериал для Первого канала, и он будет сниматься в Калининграде. Рассказывает о чернокопателях, которые незаконно добывали янтарь. И что меня в фильме лично зацепило — действие начинается в 80-е годы прошлого века и заканчивается в начале 2000-х. И да — в августе запускается третий сезон «Мажора». Уже готовимся.

Источник